+7 (495) 966-07-66
Время работы:
с 09:00 – 22:00

Лучшего момента для создания производства в России никогда не было

Лучшего момента для создания производства в России никогда не было

Об уникальном проекте первой частной промышленной особой экономической зоне и о том, как меняется инвестиционный климат, деловой журнал «Инвест-Форсайт» беседовал с управляющим партнером управляющей компании «Ступино Квадрат» Екатериной Евдокимовой.

– Екатерина, расскажите, с чего все началось? Как появился проект «Ступино Квадрат»?

– Компания MR Group имела в собственности 1200 га земли в Ступинском районе Подмосковья. Возводить жилье в отдалении от основных мест притяжения рабочей силы было бы неправильно, поэтому одновременно со строительством города Новое Ступино мы стали развивать промышленную застройку. В 2014 появилась концепция «Территории счастья», в которую мы вписали четыре индустриальных парка: «Шматово», «Верзилово», «Петрово», «Колычево». В сентябре 2015 года часть территории получила статус особой экономической зоны. Хочу подчеркнуть: это была первая частная ОЭЗ в России.

– На проект, вероятно, повлиял кризис?

– Концепция изначально была заточена под иностранных инвесторов. Мы были уверены, что быстро выполним план и привлечем 200 производителей. В марте 2014 года это действительно было несложно: рынок иностранных инвестиций был большим, а мест приложения – очень мало. И вдруг посыпались санкции, а за ними начался «ледниковый период». Возник риск, что проект, в который уже было вложено столько творческих сил, окажется невостребован. Тогда мы стали продвигать идею «Территории счастья» среди российских компаний. И сегодня из 17 инвесторов, которые приобрели землю в «Ступино Квадрат», 11 – российские.

– Можно ли говорить о запуске в «Квадрате» реального производства?

– Да, четыре первых завода построены и запущены в этом году, все они уникальные. Среди наших инвесторов – мексиканская компания – производитель чипсов и тортилий из кукурузной муки «Солнце Мехико», входящая в международный холдинг GRUMA. Завод «Солнце Мехико» – это самая большая инвестиция за более чем 120-летнюю историю дипломатических отношений между Мексикой и Россией. Инвестиции в проект уже составили 1,5 млрд рублей, а общий объем капиталовложений – более 3 млрд рублей. Первая очередь введена в эксплуатацию в сентябре, начато строительство второй. В «Ступино Квадрат» построил завод (всего в мире их шесть) австрийский хлебобулочный концерн «Бакальдрин Корншпиц ГмбХ». Это первая австрийская инвестиция в особые экономические зоны, она превышает 0,5 млрд рублей. Запуск намечен на 13 октября этого года. Также производство в ОЭЗ открыла молодая российская компания «Краско» – производитель лакокрасочных изделий. Российские резиденты – предмет особой гордости. Солидный бизнес вырос из небольшого строительного проекта, основатели которого – молодые люди – столкнулись с необходимостью обрабатывать бетон. Так возникло производство строительных красок; у «Краско» 42 патента на стройматериалы. Это впечатляет! Так же, как и история стартапа «Феникс Дымоходы». Его основатель, ему нет 30-ти, пришел к нам самым первым, когда еще не было особой экономической зоны. Это тот самый зарождающийся российский средний класс, промышленники-предприниматели, которых не было у нас с вами со времен царской России. Через четыре поколения быть свидетелем становления российского бизнеса и иметь честь участвовать в этом процессе – это привилегия.

А каких инвестиций от вас потребовал проект территории из четырех индустриальных парков? 

– Мы уже инвестировали более 1,5 млрд рублей: создали всю инженерную инфраструктуру – водозаборные узлы, канализационные, очистные сооружения, электрические сети, газопровод. То есть вся территория парка «Шматово» на сегодняшний день, а это большая часть территории, имеющей статус ОЭЗ, обеспечена инженерными коммуникациями. С подъездными путями и строительством развязки с федеральной трассой М4 нам помог губернатор Московской области Андрей Воробьев. Глава региона сделал колоссальный вклад в развитие этой экономической зоны и инвестиционных механизмов в целом. В 2002 году я как сотрудник международной юридической компании сопровождала локализацию производства компания «Эрисманн» в Воскресенском районе. В чистом поле купили какие-то фундаменты, проводили к ним коммуникации, газ – процесс занял более двух с половиной лет. Взаимодействие и на местах, в муниципальном образовании, и на уровне региона было совершенно другим – все делалось «в ручном режиме»: чиновников приходилось просить, умолять, заставлять.

– Теперь по-другому?

– Сегодня мы видим, что за три с лишним года работы новой власти процесс автоматизировался: любой инвестор в Московской области не нуждается ни в каких связях, контактах, он автоматически сопровождается Центром содействия строительству. При необходимости помощь оказывает лично заместитель председателя Правительства Московской области – министр инвестиций и инноваций Московской области Денис Буцаев. Его подход к делу переворачивает представление о чиновниках как о людях, которые отсиживают на рабочих местах и получают зарплату за, чтобы создать как можно больше сложностей. Сейчас чиновники бегают за тем, кто берет на себя смелость в кризисное время, на падающем рынке, инвестировать деньги в производство, создание рабочих мест и востребованного продукта. В регионе создана очень здоровая конкурентная среда – муниципальные образования борются за создание ОЭЗ. Я 20 лет не жила в России и вернулась в совершенно другую историю. В этой новейшей истории взаимодействовать с новыми людьми на всех уровнях и во всех структурах – большое удовольствие. Во-первых, это молодые люди. Во-вторых, это люди хорошо образованные, владеющие иностранными языками, имеющие опыт работы в бизнесе. И самое главное: у них склад мышления бизнесменов. Отдельно хочется отметить сервисный подход – то, чего не было никогда. Отношение к любому клиенту как клиенту, а не как к просящему. И ты, чтобы заслужить право обслужить клиента, должен приложить много усилий. Сегодня этот сервисный подход распространен на все структуры, с которыми приходится сталкиваться. Для компании «Солнце Мехико» нам необходимо было запустить газ, так как инвесторы очень просили к 31 марта 2015 года. Это было сделано. Дмитрий Голубков, генеральный директор ГУП МО «Мособлгаз», лично, ввиду важности этой инвестиции, в ручном режиме сопровождал. И так абсолютно во всем.

– Какие маркетинговые усилия вы прилагаете, чтобы привлекать инвесторов?

– Во фразе «маркетинговые усилия», на мой взгляд, нет ни малейшей негативной коннотации. Они направлены на то, чтобы донести информацию до потенциального инвестора, рассказать ему, какие возможности он получит, став резидентом ОЭЗ. Бывает очень обидно, когда встречаешь бизнесменов, которые жалеют, что не слышали о нас раньше. Они пошли за льготными условиями в Тулу или в Ульяновск, а это далеко, неудобно… Мы тратим очень много усилий на привлечение инвесторов. Стараемся выступать в СМИ, проводим пресс-конференции. Ежемесячно участвуем в заседаниях комитета по локализации в Российско-Германской внешнеторговой палате, раз в квартал выступаем во Франко-Российской торгово-промышленной палате. Несколько раз в квартал Министерство инвестиций и инноваций Московской области выезжает за границу с роуд-шоу и рассказывает об инвестиционном потенциале региона – мы участвуем в этих мероприятиях. Кроме того, активно работает «сарафанное радио»: есть заключенные агентские договоры со всеми международными брокерскими компаниями, которые работают на российском рынке. Контактировать с российскими производителями нам помогают Минпромторг и профильные ассоциации.

– Но, насколько я могу судить, очереди к вам нет. И из четырех парков заполнен фактически только один. Мне сказали, вы хотите 200 резидентов.

– Я хочу 200, да. За два года есть 17. Надо понимать, что эти 17 буквально поверили мне на слово, ведь в «Ступино Квадрат» было просто зеленое поле. А сейчас, когда мы запустим первые заводы и в парке начнется активная жизнь, – будет другая история. Я надеюсь, количество резидентов начнет расти в геометрической прогрессии.

– На 17 резидентов вы инвестировали в инфраструктуру 1,5 млрд рублей. Для 200 понадобится гораздо большая сумма. Откуда возьмутся инвестиционные ресурсы?

– Не совсем верная калькуляция: 1,5 млрд вложены в развитие инфраструктуры, рассчитанной не на 17 резидентов, а на весь индустриальный парк Шматово. Поэтому общий объем инвестиций, который мы планируем без железной дороги, – 5 млрд. Но сейчас мы начинаем развивать железную дорогу, ищем партнеров. Пока инвестируем сами. Для нас это не профильный бизнес, и мы надеемся, нам удастся привлечь партнеров.

– Вы вкладываете большие деньги. В чем бизнес компании? На чем вы зарабатываете?

– Бизнес нашей компании – девелопмент. MR Group известен на рынке как девелопер №1 в области жилой и коммерческой недвижимости в Москве и МО. «Ступино Квадрат» – первый опыт создания индустриальной недвижимости. Не потому что мы новички на рынке, а потому что рынок только сформировался. И мы фактически участвуем в его формировании. Только два года назад на рынке недвижимости зашел разговор о том, что же такое индустриальная недвижимость. В этом смысле мы пионеры. Вторая составляющая нашего бизнеса – создание актива в виде клиентской базы. Представляете, что такое 200 промышленных предприятий? По статистике каждое созданное рабочее место на заводе – это 7 косвенных рабочих мест в сфере обслуживания. Это кейтеринг, консалтинг, клиринговые компании, охранные предприятия, строительные, транспортные и логистические услуги. Масса услуг – и их объем будет только расти. У меня есть мечта создать здание, оборудованное роботами, 3D-принтерами, которые приспособлены для производства по контрактам от многих производителей. Как производство айфонов: его же производят на таких предприятиях в Китае, на которых много тысяч разных заказчиков. И в зависимости от нужд заказчика просто программируется оборудование и производится та или иная продукция. Я уверена, мы с вами в ближайшие 10 лет окажемся в совершенно другом мире.

– Кого бы вы хотели видеть в своей особой экономической зоне?

– Мы недавно обсуждали это с Денисом Буцаевым. У них есть такая замечательная фраза в презентации Московской области. Приоритетных отраслей развития Московской области – 10. И если сократить их до одной фразы, получается – «все, кроме нефтепереработки и тяжелой химии».

– Производство продукции идет для российского рынка или на экспорт?

– И для российского, и на экспорт. Сегодня мы стали дешевле Китая в плане рабочей силы. И колоссальное преимущество для особой экономической зоны в том, что ввоз сырья для экспортного производства – беспошлинный и без НДС. Все оборудование ввозится беспошлинно и без НДС, все строительные материалы. При этом рабочая сила более квалифицированная, чем в Китае и любой стране третьего мира. У нас же образование превосходит самые развитые страны, тем более в Московской области, где столько наукоградов и где количество выпускников вузов превышает все показатели в Западной Европе. Так вот, стоимость этой рабочей силы сегодня дешевле, чем в Китае. Получается, произведя здесь, можно экспортировать куда угодно – на любой рынок. Мы еще расположены удачно, на стыке Европы и Азии. Западноевропейским производителям не нужно больше у себя производить и возить в Китай. Или наоборот, из Китая возить в Западную Европу. Можно создавать производство здесь и отсюда везти куда угодно. Мы стали интересны и для экспорта тоже. Таким образом, вопрос в том, как быстро инвесторы смогут наращивать мощности для того, чтобы закрывать рынок не просто России, а Евроазиатского союза и выходить на зарубежные рынки. Иран, кстати, как и весь Ближний Восток, сейчас большая тема. Сегодня политика диктует такие рамки, в которых бизнес постоянно вынужден лавировать, чтобы обходить препятствия.  Наша особая экономическая зона – инструмент, заточенный для того, чтобы продолжать нормальное экономическое сотрудничество между разными странами, несмотря на амбиции политиков.

– Хочешь не хочешь, а говорят о России далеко не позитивно. Происходит ли в сфере репутации какой-то перелом в позитивную сторону? И это отражается на бизнесе?

– Компания New Diamond в разгар санкций принимает решение о строительстве завода в России. Австрийская компания, первая в особых экономических зонах, принимает решение в разгар санкций о том, что организует здесь производство. Те компании, кто сегодня серьезно анализирует рынок, понимают: лучшего момента для входа в Россию никогда не было, потому что это против цикла. Это дает самые большие шансы, самые большие преференции, самые дешевые цены и самый легкий вход, потому что рынок сейчас абсолютно чистый, его переделывают заново. Правила игры создаются новые. Почему столько российского бизнеса сейчас начинает организовывать производство? Раньше все импортировали, зарабатывали на этом хорошие деньги. Сегодня импортировать невыгодно из-за валютного курса. Импортер договаривается со своим поставщиком, что построит завод, а поставщик предоставит оборудование. То есть предлагают создать совместное предприятие, чтобы не потерять рынок в России, который создавался ими 20 лет.

– Вы сталкиваетесь с проблемой нехватки квалифицированных кадров?

– Мне крайне повезло. Наша особая экономическая зона расположена в Ступинском районе Московской области, который вот уже 30 лет возглавляет Павел Челпан. До этого он 5 лет руководил химическим производством. Как человек стратегически мыслящий, он подумал, что далеко от Москвы жилье никак не сможет развиться, и решил создать рай для промышленных инвесторов. Привлек голыми руками 33 промышленных производства еще до того, как «Ступино Квадрат» появился в районе, и вырастил два поколения людей, для которых престижно работать по рабочей специальности. В районе выстроена система дуального образования, которую мы сейчас с Российско-Германской внешнеторговой палатой внедряем в России. При такой системе со школьной скамьи школьники идут на производство, на практику, потом получают рабочую профессию под это производство, и уже в 15 лет знают, где будут работать в 25. В Ступинском районе есть 4 филиала московских вузов, в основном инженерной профессии. Есть два техникума. И вся команда, администрация района заточена под то, чтобы обслуживать нужды инвесторов.

– Наблюдается ли конкуренция между индустриальными парками?

– Конечно. В Московской области в меньшей степени, потому что мы единственная особая экономическая зона промышленно-производственного типа, остальные две – технико-внедренческие. Что касается конкуренции с другими регионами, она колоссальная, и я очень этому рада. Мы стараемся перенимать друг у друга опыт, стараемся хвастаться друг перед другом достижениями. И в этой дружеской конкурентной борьбе стараемся улучшать продукт. Было бы очень плохо, если бы не было конкуренции. Все могли бы расслабиться и не развиваться дальше. Конкуренция – это классно. И классно, что есть Алабуга, есть Липецк, Калужская область. Когда меня спрашивают, чем мы отличаемся, я отвечаю: мы просто лучше, потому что у нас нет ни копейки государственных инвестиций. Ведь остальные ОЭЗ предоставляют земельные участки бесплатно, а мы продаем. Представляете, насколько мы должны быть лучше, чтобы у нас землю покупали, в то время как там дают бесплатно?!

Интервью доступно на сайте журнала Инвест Форсайт